» Медицинская латынь

Медицинская латынь

 

Медицина и латынь – эти два понятия неразрывно связаны друг с другом. Терминология, рецепты, название болезней и их первопричин – всё это пишется латинским языком. Есть крылатая фраза: "Non est via in medicina sine lingua Latina" - "Нет пути в медицине без латинского языка". Давайте попробуем разобраться, почему именно латинский язык стал базовым для медицины. Для этого, предлагаю ненадолго погрузиться в историю...

Латинский язык и история медицины

Латинский язык, используемый в медицине, содержит значительное количество греческих лексем, а также использует ряд словообразовательных средств греческого языка. Это связано с историей медицины. Именно в Древней Греции медицинская наука, известная, впрочем, еще догреческим культурам, получила значительное развитие.

Наиболее известным из древнегреческих врачей является прославленный Гиппократ (460-377 гг. до н. э.). Он происходил из семьи потомственных врачей, возводивший свой род к легендарному врачу Асклепию, впоследствии обожествленному греками. Гиппократ является автором многих сочинений по медицине, еще большее количество ему приписывалось. Несомненно авторство Гиппократа для сочинений «Афоризмы», «Прогностикон» (в нем представлены общие свойства болезней), «Эпидемии» (дано описание течения болезней), «О природе человека» (здесь изложена теория четырех состояний (или жидкостей): «крови», «флегмы», «желчи» и «черной желчи»), а также «Клятва» (более известная под названием «Клятва Гиппократа»). В так называемом «Гиппократовом сборнике» («Corpus Hippocraticum») собрано свыше 100 медицинских сочинений. В «Гиппократов сборник» вошли сочинения не только Гиппократа и его учеников, но и врачей, представлявших иные направления древнегреческой медицины. С этого сборника фактически начинается история европейской медицины и медицинской терминологии.

Хотя связь греческой медицины с культурами древнего Египта, Ассирии и Месопотамии несомненна, но уже в древнейших греческих медицинских сочинениях используется греческая по происхождению, а не заимствованная терминология.

Значительный вклад в медицинскую лексику внес древнегреческий философ и ученый Аристотель (384 - 322 гг. до н. э.), ученик Платона и воспитатель Александра Македонского, основатель Ликея (перипатетической школы). Аристотель внес большой вклад в развитие ряда наук: социологии, философии, математики, физики и других. К его сочинениям восходят такие медицинские термины, как, например, аорта, глаукома, диафрагма, меконий, лейкома, фаланга, экзофтальм. Аристотель уточнил специальные значения ряда уже существовавших в медицинском лексиконе слов, например: содержание слова mēninx, mēningos «оболочка» сузил до значения «мозговая оболочка».

В период эллинизма (конец IV—I в. до н. э.) центром научной медицины становится столица одной из эллинистических (возникших в результате завоеваний Александра Македонского) монархий - Александрия Египетская. Здесь сложилась известная во всем мире и предопределившая на многие столетия вперед развитие медицины Александрийская медицинская школа. Врачи-преподаватели здесь обучали учеников, используя новый для того времени метод публичного препарирования трупов. Герофил, живший в III в. до н. э., был первым преподавателем медицины в Александрийском Мусейоне. Герофилу принадлежат многие открытия в области анатомии: обнаружение нервной системы, установление связи между головным и спинным мозгом и пр. Другим знаменитым врачом, некоторое время работавшим в Мусейоне, был Эразистрат, прославившийся открытиями в области физиологии. И если в предшествующую эпоху медицинская терминология обогащалась преимущественно путем заимствования слов из разговорного языка, то александрийцы создают неологизмы - т. е. новые, специально созданные наименования.

Вплоть до начала раннего Средневековья греческий язык фактически выполнял функцию международного языка медицины, служил средством профессионального взаимопонимания для врачей разных национальностей. В этот период латинский язык не оказывал существенного влияния на развитие медико-биологической лексики, даже несмотря на установление римского политического господства над Грецией (146 г. до н. э.) и ее бывшими владениями. Напротив, на протяжении всей своей истории латинский язык испытывал сильнейшее влияние греческого. Имевшиеся у римлян незначительные медицинские и биологические знания не выдерживали конкуренции с развитой греческой наукой. Да и сам латинский язык по гибкости уступал греческому, обладавшему способностью с легкостью облекать в языковые формы новые идеи, создавать новые названия при помощи раз-личных способов словообразования, особенно путем сложения основ слов. Соответственно, римские медики использовали в основном греческие термины, подвергая их некоторой латинизации (приспособлению к грамматическим нормам латинского языка).

В I в. н. э. было написано на латинском языке Авлом Корнелием Цельсом сочинение «De medicirn» («О медицине»). В этом труде присутствует множество ссылок на греческих врачей, прежде всего Гиппократа, Герофила и Эразистрата. Цельс широко использовал греческие наименования. Зачастую он сопровождал существующие латинские наименования греческими. Дублирование исконно латинских слов латинизированными (приспособленными к нормам латинского языка), греческими заимствованиями и по сей день является одной из черт медицинского лексикона.

Не менее прославлено, чем имя Цельса, имя одного из самых выдающихся римских врачей Клавдия Галена (129-201 гг. или 130-200 гг., или 131-200 гг. н. э.). Гален составил словарь и комментарии к сочинениям Гиппократа. Он ввел немало новых греческих наименований, уточнил значения старых, возродил некоторые почти забытые или малопонятные для его современников гиппократовские обозначения. Он считал особенно важным, чтобы каждое специальное слово имело однозначное применение и толкование. В подходе Галена, как в зародыше, заключались основные требования, которые в науке нового времени стали предъявляться к терминам, в том числе к медицинским.

Большинство практикующих в Риме врачей были греками, и наиболее известен из них Руф Эфесский (I—II в. н. э.). Для изучающих анатомию им было написано учебное пособие «О назывании частей человеческого тела».

В процессе латинизации греческие медицинские термины приспосабливались к нормам латинского языка как графически, так и фонетически, а также морфологически.

После падения Западной Римской империи основным наследником поздней античной культуры стала Византия. Здесь продолжала развиваться литература на греческом языке. В Византии IV-VII вв. протекала деятельность многих известных врачей конца античности и раннего средневековья. Сочинения Орибазия (325-403), Немезия (около 370), Аэция Амидийского (502-572), Александра Тралесского (525-605), Павла Эгинского (625-690) и некоторых других византийских врачей-энциклопедистов представляли собой в значительной мере компиляции из трудов Галена, Руфа и представителей александрийской медицинской школы, дополненные собственными наблюдениями и выводами.

В Средние века значительное развитие медицина получила в арабских странах, а также в Иране и Средней Азии. Исторической заслугой арабо-язычной медицины является сохранение богатейшего наследия медицины античного мира. В IX-X вв. на арабский язык с греческого переводятся почти все сочинения Гиппократа и Галена. Появляются и выдающиеся самостоятельные произведения, написанные арабскими врачами. К ним относятся прежде всего труды Абу Бакра Рази (865-925) и особенно Али Ибн-Сины, или Авиценны (980-1037).

По прошествии «Темных веков» Средневековья в Европе возрождается интерес к латинской и греческой образованности, в том числе и медицине. Произведения выдающихся греческих врачей вновь переводятся на латынь, теперь уже с арабского языка.

Однако, несмотря на многовековое преобладание арабского языка, арабская медицина оставила небольшой след в современной медицинской терминологии. Сохранились лишь немногие арабизмы.

В эпоху Возрождения словарь медиков пополнился огромным количеством терминов, прежде всего анатомических. К концу XVIII в. число анатомических наименований превысило 30 000, в то время как от древних греков их было унаследовано лишь около 700. Уже с периода позднего Возрождения некоторые ученые создают свои труды не на латыни, а на национальных языках. К середине XIX в. латынь окончательно уступает место (в разных странах - в разное время) национальным языкам, и теперь они становятся средством письменного и устного научного общения, а за латынью сохраняется лишь номинативная функция (функция называния изучаемых объектов). Греческий и латинский языки остались основными источниками пополнения медико-биологической терминологии.

Латинская медицинская терминология

В наши дни латинский язык - это строительный материал для создания новых и совершенствования имеющихся терминов. В отличие от житейских понятий термин обозначает кратко и лаконично определенное понятие, применяемое в науке, технике, искусстве. Благодаря латинскому языку терминология стала Международной.

Терминология современной медицины представляет собой одну из самых сложных терминологических систем. По оценкам специалистов терминологический фонд современной медицины превышает 500 тысяч терминов.

Если еще сто лет назад образованный врач хорошо ориентировался в современной ему терминологии, то в настоящее время овладеть несколькими сотнями тысяч медицинских терминов практически невозможно (историческая справка: в X веке существовала 1 тысяча медицинских терминов, в 1850 году – около 6 тысяч, в 1950 году – около 45 тысяч) и просто заучить их не удавалось ещё никому, поэтому, в латинском, как и в любом другом языке не обойтись без систематики и правил словообразования терминов из определённых элементов. Если освоить эти правила, можно научиться понимать даже новые термины.

Медицинская терминология развивается по трем направлениям:

  • 1. Анатомическая терминология. Она является неотъемлемой частью медицинского образования, и все анатомические термины изучаются на латинском языке.
  • 2. Клиническая терминология. Это терминология, используемая в клинической практике. Большинство клинических терминов представляют собой сложные слова, образованные из словообразовательных элементов. Основную роль в усвоении клинической терминологии играют греко-латинские терминообразующие элементы – терминоэлементы. Овладение системой греко–латинских терминоэлементов – это, своего рода, терминологический ключ к пониманию базовой медицинской клинической терминологии.
  • 3. Фармацевтическая терминология. Перевод лекарств на латинский — обычная практика для каждого нового препарата.

Со временем врачи и другие медицинские работники в профессиональном общении перешли на национальные языки, однако доминирование по-прежнему принадлежит греко-латинским элементам, словам и словосочетаниям, в первую очередь благодаря их универсальному национальному характеру, поэтому названия болезней, диагностик и лечений узнаются на любом языке.

Латынь в наше время используется как международный научный язык в ряде медико-биологических дисциплин и номенклатур, что изучают и используют врачи и медицинские работник и со всего мира. Поэтому является абсолютно очевидным, владение любым специалистом, работающим в области медицины, принципами образования и понимания латинской медицинской терминологии.

Во всех медицинских науках: в анатомии, гистологии, эмбриологии, микробиологии, микробиологии, патологической анатомии и клинических дисциплинах, а также в фармакологии эта традиция номинации никогда не прерывалась и продолжается по сей день.

Крылатые выражения медицинской латыни

За века сложился своеобразный медицинский свод крылатых фраз, который представлен ниже.

  • Deest remedii locus ubi, guae vitia fuerunt, mores fiunt. Нет места лекарствам там, где то, что считалось пороком, становится обычаем.
  • Diagnosis ex juvantibus. Диагноз на основании оценки результатов примененных лекарств или методов лечения.
  • Exitus letalis. Смертельный исход.
  • Facile omnes, cum valemus, recta consilia aegrotis damus. Все мы, когда здоровы, легко даем советы больным.
  • Festina lente. Спеши медленно.
  • Habitus aegroti. Общий вид больного.
  • Ignoti nulla curatio morbi. Нельзя лечить неопознанную болезнь.
  • Invia est in medicina via sine lingua Latina. В медицине невозможен путь без латинского языка.
  • In vino veritas, in aqua sanitas. Истина в вине, здоровье в воде.
  • Medicamenta heroica in manu imperiti sunt, ut gladius in dextra furiosi (in dextra manu). Сильнодействующее лекарство в руке неопытного как меч в руке (правой) безумного.
  • Medica mente, non medicamentis. Лечи умом, а не лекарствами.
  • Medice, cura te ipsum. Врач, исцели себя сам.
  • Medicina fructosior ars nulla. Нет искусства более полезного, чем медицина.
  • Medicus nihi aliud est, quam animi consolatio. Врач – не что другое, как утешение для души.
  • Medicus philosophus est; non enim multa est inter sapientiam et medicinam differentia. Врач – это философ, ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
  • Melius est nomen bonum quam magnae divitiae. Доброе имя лучше большого богатства.
  • Memento mori. Помни о смерти.
  • Mens sana in corpore sano. В здоровом теле – здоровый дух.
  • Miscere utile dulci. Сочетать приятное с полезным.
  • Modus vivendi. Образ жизни.
  • Morbi non eloquentia, sed remediis curantur. Болезни лечатся не красноречием, а лекарствами.
  • Multi multa sciunt, nemo omnia. Многие знают многое, всё – никто.
  • Natura incipit, ars dirigit usus perficit. Природа начинает, искусство направляет, опыт совершенствует.
  • Natura sanat, medicus curat morbos. Лечит болезни врач, но излечивает природа.
  • Nes quisquam melior medicus, quam fidus amicus. Нет лучшего врача, чем верный друг.
  • Nemo sapiens nisi patiens. Никто не мудр, если не терпелив.
  • Nihil aeque sanitatem impedit, quam remediorum crebra mutatio. Ничто так не мешает здоровью, как частая смена лекарств.
  • Nihil est hominis animo jucundius quam discere. Нет ничего более приятного для человека, как учение (познание).
  • Non est census supersalutis corporis. Нет ничего ценнее здоровья.
  • Non curator, qui curat. Не вылечивается тот, кого одолевают заботы. (Надпись на банях в Риме.)
  • Non quaerit aeger medicum eloquentem, sed sanantem. Больной ищет не красноречия врача, а целителя.
  • Nota bene. Обрати внимание.
  • Nulla regula sine exceptione. Нет правила без исключений.
  • Officium medici est, ut toto, ut celeriter, ut jucunde sanet. Долг врача лечить безопасно, быстро, приятно.
  • Omne initium difficile est. Всякое начало трудно.
  • Omne nimium nocet. Всякое излишество вредно.
  • Omnes salvos volumus! Желаем всем здоровья.
  • Optimum medicamentum quies est. Лучшее лекарство – покой.
  • Potius sero quam nun quam. Лучше поздно, чем никогда.
  • Praesente medico nihil nocet. В присутствии врача ничто не вредно.
  • Primum non nocere, seu noli nocere, seu cave ne laedas. Прежде всего – не навреди или бойся, чтобы не навредить.
  • Qui bibit immodice vina, venena bibit. Кто неумеренно пьет вино, пьет яд.
  • Senectus insanabilis morbus est. Старость – неизлечимая болезнь.
  • Sero venientibus ossa. Поздно приходящим – кости.
  • Si juvatur, natura laudatur, si non juvatur, medicus accusator. Если помогает, хвалят природу, если не помогает, обвиняют врача.
  • Similia similibus curantur. Подобное излечивается подобным.
  • Sublata causa, tollitur morbus. С устранением причины устраняется болезнь.
  • Summum bonum medicinae sanitas. Высшее благо медицины – здоровье.
  • Usus magister est optimus. Практика – лучший учитель.
  • Vis medicatrix naturae. Целительная сила природы.

Крылатые фразы и выражения на русском и латинском языках - в этот раздел вошли 2633 латинских крылатых выражения, снабженные переводом с указанием автора цитаты.

Клятва Гиппократа

Клятва Гиппократа – врачебная клятва, записанная в V в. до н. э. знаменитым древнегреческим врачом Гиппократом, выражающая основополагающие морально-этические принципы поведения врача. Предписания Гиппократа приняты медиками как кодекс профессиональных этических норм.

Текст клятвы на латинском языке (перевод с древнегреческого оригинала) в сокращении:

«Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citans, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene praestaturum.

Illum nempe parentum meorum loco habiturum spondeo, qui me artem istam docuit, eique alimenta impertirurum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum.

Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aegris salutarem praescripturum a pemiciosa vero et improba eosdem prohibiturum. Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Caste et sancte colam et artem meam.

Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque arcana fidei meae commissa.

Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tarn in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniam».

Перевод на русский язык:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении – а также и без лечения – я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому». (Аполлон, названный врачом в начале клятвы, был покровителем врачей в Древней Греции и Риме (так же как и богом музыки, поэзии, прорицаний и основания городов). Сын Аполлона Асклепий становится особым богом – покровителем врачей. Гигиея и Панакея, согласно греческой мифологии, были дочерьми Асклепия, Гигиея – богиней здоровья, Панакея (Панацея) – божественной целительницей всех болезней).